shag1.jpg

Первая помощь

Часть 1


ОДИН ШАГ….

     Один шаг.…  Либо к отчаянию, либо к надежде. Один шаг, который иногда соединяет две совершенно непохожие жизни одного человека – до травмы и после нее.

     Самое страшное, это видеть отчаяние и страх в глазах родителей, которые впервые дни тяжелой травмы позвоночника понимают немного больше чем ты сам. Опека, как за младенцем, уход, бульон, осторожные слова, и всеобъемлющая щемящая любовь близких, сердца которых тревожно бьются в унисон твоему сердцу. И даже в этом единстве и всепонимании  иногда нужны долгие годы, чтобы научиться жить полноценно после травмы. Прежде всего, полноценно психологически. Всей семье.

     Это когда есть рядом близкие. А если, судьба еще до травмы оставила одного одинешенька на всем белом свете? И до того было не легко, и, как мог, зарабатывал, и учился, и цеплялся за жизнь, и надеялся. И жизнь впереди – большая и широкая – ведь 24  года – это только яркая молодость, дальше может быть только стабильность, семья, и, так, чтобы кому-то отдать свое одинокое сердце, чтобы уже никогда не быть одиноким.

     …Старая районная больница, перекошенный подоконник у изголовья, по стене какие-то потеки, тумбочка, одеяло до груди, ледяные руки, и темные круги под глазами. Месяц после травмы. Один. Нет денег даже на фурацилин. Вокруг страдания и боль других людей – в одночасье надежды словно залиты бетоном неподъемной безысходности.

     А потом зашел заведующий отделением с представителем какой-то структуры и объявил, что единственный путь – это дом престарелых.

     Ну вот, и все. 
     Все.

     Да, единственно кто проявил интерес – девчонка на коляске, из этого же Райгородока,  ей рассказала про парня, который лежит месяц с поломанной спиной в больнице, медсестра травматологии. А эта девчонка позвонила кому-то в областной центр, и через день объявила, что сейчас приедет делегация инвалидов на колясках.

     Боже…
     Не знал, что подумать, радоваться ли тому, что кто-то проявил интерес или завыть от отчаяния.

     И все же ждал, потому что поверил, ей, девчонке на коляске. А когда врач-ординатор сказал, что ко мне приехали, я увидел сначала коляску, а потом, глаза человека, который мне пытался что-то рассказать. Про необходимость сбора документов (во время травмы все утеряны), про то, что все будет хорошо, что есть много каких-то возможностей.

     Эти слова абсолютно нереально слышать от человека на коляске, но я ей поверил – нельзя было не поверить. Я получил визитку и книги с законами для инвалидов. Она сказала, что пока надо оформить инвалидность – хотя бы на лекарства.

     А бросить группу я всегда успею!

     Потом в палату заехали еще девчата на колясках, быстрые, подвижные, с пакетами, консервацией….. Сложно передать эмоции! Толи плакать хочется, толи, глядя на жизнерадостных гостей, радоваться… У моего ординатора похоже еще больше эмоций, он позже сказал, что никогда не думал, что такое может быть! Даже попросил разрешения ознакомиться правовыми с книгами.

Часть 2

ОДИН ШАГ НА ВСТРЕЧУ!

     О, как я была зла на всю нашу страну и на всех людей вокруг!

     Как мне и моим подругам было жаль этого почти прозрачного парня, который имея тяжелейшую травму позвоночника, угасал без помощи близких, друзей (через пару недель перестали посещать), без надежды и малейшей, самой крохотной информации.

     Боже мой, как страшно жить в стране, где нет никаких гарантий, и где у сироты с травмой позвоночника (со здоровыми руками) сразу даже теоретически отметается шанс на реабилитацию и жизнь в обществе.

     Бедные люди, бедные врачи, лишенные всякой информации, бедные мы с вами!!!

     В этот день в Брянка была подвержена настоящему рейду десантниц на инвалидных колясках, представляющих областной центр, и даже Национальную Ассамблею инвалидов Украины (последнее звучит особенно устрашающе) – управление труда и социальной защиты, отдел по делам семьи, молодежи и спорта, районное отделение красного креста, территориальный центр социальной помощи – все эти структуры мы посетили в течение трех часов.

     По мере нашего общения с социальными и молодежными структурами, наше негодование сменялось надеждой. Наши эмоции не были единичными, Алексею (наш герой) не только сочувствовали, но и тут же принимали решение оказать помощь.


     Председатель Брянковского красного креста, Светлана Николаевна, за несколько минут приготовила одежду, одеяла, сбегала в магазин за продуктами, передала средства гигиены, моющее. Позже она мне неоднократно звонила: отвезли термос, подобрали резиновый круг от пролежней, приодели….

     Начальник управления труда и социальной защиты г. Брянка, Михаил Павлович, уже решил вопрос о временном паспорте, уже вот-вот приедет МСЕК, для оформления группы инвалидности. Управление занимается вопросом субсидии, чтобы квартира не набралась долгов, пока Леша будет восстанавливаться. Михаил Павлович рассказывает, что там, где жил Алексей, его любят, говорят о том, какой он порядочный парень, хорошо учился в школе. Управление даже разыскало дальних родственников парня, просили их поддержать его. Правда, пока никто не приехал.

     Терцентр посещает, подкармливает, наведывается.

     Управление по делам семьи, молодежи и спорта, готовы включиться в любой момент – направили психолога, других специалистов – парень уже не один.

     Про Алексея уже знает мер города, и готов поддержать парня материально (лишь только будут документы), решить вопросы со «Скорой помощью» для его транспортировки в Донецкую больницу восстановительного лечения. Спасибо Володе Землянкину (председатель Донецкой областной общественной правозащитной организации инвалидов «Фемида»), еще по дороге из Брянки, мы заручились его поддержкой на время адаптации и восстановления Леши в больнице № 15.

     Какой путь мы — идеалисты – видим в этой ситуации?

     1. Оформление инвалидности, восстановление документов;

     2. Лечение в больнице восстановительного лечения в г. Донецке — там же научится сидеть, приобретет навыки езды на инвалидной коляске, залечит пролежни.

     3. Санаторно-курортное лечение;
     4. Профориентация в ВЦПР «Лютиж»;
     5. Лагерь активной реабилитации;
     6. Переоборудование жилья при помощи мэрии;
     7. Трудоустройство (центр занятости);
     8. Поступление в ВУЗ;
     9. Обеспечение терцентром социального сопровождения 2 раза в неделю.

     Дальше загадывать нельзя, главное, что с такой перспективой согласны все социальные партнеры, которые на данный момент являются опорой для Алексея Разинкова, от которого, несомненно зависит очень много.

     И все таки, меня не оставляет мысль: «А если бы девушка Кристина, которая сама сирота, которая сама сирота, и еще воспитывает племянника (сестра – инвалид по слуху, живет в другом городе) не смогла дозвониться к нам?»

     Все мы – люди, и лучшие качества – это все таки наше основное начало. В подобных ситуациях тяжело остаться равнодушным… Но, что мы должны изменить в устоявшейся системе для того, чтобы человек, не исчез незамечено в дом престарелых в 24 года? Что делать, чтобы он не был потерян, забыт, чтобы его всегда кто-то смог прийти проведать и помочь? Когда мы сможем создать такую круговую поруку структур социальной защиты, здравоохранения, образования, культурного развития, попав в которую, ни у кого не останется иной возможности, кроме как жить, развиваться и  двигаться вперед.

     Так живут наши современники во многих странах.

    

Татьяна Баранцова,
Председатель ЛОМОО «АМИ-Восток,»
представитель
Национальной Ассамблеи инвалидов Украины
в Луганском регионе